July 10th, 2016

(no subject)

Вот всё "странно", что я раньше говорила в ответ на "как ты?" – короче, забудьте, там всё было очень понятно.
Последний месяц вокруг творится какой-то форменный треш. Во все стороны с точки зрения полярности оценочного восприятия ( от которого, кстати, на фоне всего этого "веселья" вообще мало что осталось, невнятные ошмётки какие-то).

У меня почти не осталось реакций типа "плохо-хорошо", единственная рабочая шкала – интенсивность восприятия. У меня нет реакций на происходящее, нет, серьёзно, на любое событие я осознанно сижу и выбираю, как бы прореагировать, чтобы это было уместно и вообще.

Скорее всего, это режим включённых предохранителей. Пережить бы момент, когда они сдохнут и меня накроет.... Новая смерть не за горами, чую.

Врубить предохранители на полную оказалось просто.
Достаточно одного сообщения от одного из двух самых близких существ. "У меня рак. Я знаю уже 3 месяца" ( и молчу, да, твоюжмать).
Я смутно помню тот вечер, когда узнала. Мне надо было танцевать на открытии выставки друга. Танцевать на фоне было легко, да. Не разбить пару десятков стёкол, лиц и руки о стены в кровь – сложно. Выть ночью в голос в реку – невыносимо.
А потом включились предохранители, да.
Больно всё ещё. Но оно как бы отдельно от меня. Рядом. Но не внутри. Горе господина Гро, чтоб его...

А с другого полюса – какой-то совершенно внезапный переезд в другую квартиру на каких-то нечеловечески прекрасных условиях, свалившийся на голову. Вещи перетащила, но пока не отошла, ели честно.
И теперь у меня ветреный балкон и густое спокойствие вокруг, хоть ложкой его жри. И звенящий временами воздух, но это другая история, которую я уже даже не пытаюсь не то что понять – осмыслить. И тем более, как-то влиять.

Влиять вообще не хочется. Не лезть никуда. Оно само работает. Странно, упорото, сшибая водоворотом с ног, но работает чётче, чем когда бы то ни было.

Талифа Куми, твержу я каждый день. И иду. Когда такой ветрище в спину – вариантов нет.