Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

верхний пост

Всем хорошего времени суток!
спасибо, что зашли


Меня зовут...Лу. Да, именно так. Да, так и называть. Нет, в паспорте по-другому. Как - не скажу.
Мне...сколько-то там лет, не важно сколько, 18 есть крепко, а так - можете выбрать любую цифру, которая вам нравится, мне не жалко)

Collapse )

Я понятия не имею, что ещё написать, но если есть вопросы - оставляйте их под этим постом, комметарии скрою, буду открывать по мере отвечания. Если не хотите, чтобы вас комментарий был открыт - укажите, не буду открывать. А еще в описании профиля есть набор слов - он характеризует меня ПОЛНОСТЬЮ от слова совсем) И фотко есть.

Большая часть записей в этом журнале в режиме friends-only. Поэтому, если добавляетесь (а мы не знакомы) и хотите читать всё - пишите здесь в комментариях, добавлю куда надо.

(это вообще обо всём, собственночручно сфотканная надпись на стене в Праге)
Про контакты:
- это мой третий ЖЖ, предыдущий здесь, первый не покажу)
- вконтакте
- facebook
- стихи можно почитать здесь
- ну и инстаграм

Instagram

Моя Индия – лоскутное одеяло, прошитое строчками рельс. [часть 3 и финальная]

Поезд приехал позже на 3 часа. Нашла, благо, пустую полку в sleeper. Билетов не спрашивали, так что я не доплачивала, ехала по general. Поспала мало, чувак-сикх спустился и сел. Но и то хлеб. Насморк жестит. В районе Luchnow на полку пришли. Ушла по вагонам. Благо, нашла полупустой. Селфи с детьми, бесконечные селфи с детьми.... Моя Индия учит меня тишине. Милые дети общались. Была прекрасная девочка лет 14-15, видно, что очень умная и адекватная, искренне благодарила, что мне нравится их страна. Они же на моё промелькнувшее “да я просто не ела сегодня толком” – притащили еды. Много еды.Пару раз ходил проверяльщик билетов. Меня не спрашивал. Поезд задерживается уже на 3,5 часа, мы в примерно 15 минутах. Стоим. Я реву (незаметно). Задолбалась. Очень. Быть (казаться? нет разницы) сильной. Впрочем, даже я прекрасно знаю, что при любой попытке окружения считать меня слабее – у меня делается очень недоумевающее лицо. Так что это скорее просто лёгкое нытьё от усталости общей. Пожалуйста, пусть меня ночью, если мы приедем, пустят в ашрам на неделю. Я буду молчать, реветь и рисовать. Опоздал поезд почти на 5 часов. И всё-таки в ашрам пустили. Другое дело, что местные полчаса ходили искали администратора. Пайлота нет (ура, если честно). Зато есть куча русских (совсем не ура, если честно).

Единственная польза от них – утром была ягья. Неплохо, кстати. Всерьёз всё так. Правда эго смеялось на тему “все такие круууутые типа, с посвящениями, а мантр нифига базовых не знают, а я знаааааю!”. Так что был повод попеть asatoma и мритьюнджаю. Посреди процесса прилетела бабочка и села мне у ног. Ну ок. По крайней мере, я боялась, что после обезьян и собаки по размеру придёт минимум корова. Так что бабочка – это проще. Сидела она до самого кона не шевелясь. После подошёл чувак (такой смешной мальчик весь-из-себя-йог, который каждый обед и ужин ныл, что везде лук и чеснок, а это не саттвично) и “спасибо, что украсила ягью, ну и бабочка...”. Блин, ну. Мило. Меня таскают с собой и юзают в качестве переводчика. Как они едут сюда не зная английского вообще? Как? Зато за это кормят вкусняшками. Вечером с одним русским ребёнком скатались на базар. Ребёнок морщился на шум, хотя тут удивительно тихо и пусто для Индии. Невозможно тихо и пусто – я слышу себя и не уворачиваюсь от людей-рикш-коров каждые 10 секунд. Купила пледик – ночами и вечерами тут реально прохладно.

На следующий день голоса не было вообще. Как и желания что-то делать. Вечером эти странные люди хотят сделать концерт самодеятельности. Мда. Скучающие русские женщины – это страшно. Они начинают творить вот какую-то такую фигню. Ещё порисовала. Мальчик (из русских, но нормальный, реально практящий) дал аюрведическую настойку, типа поднимает иммунитет и вот это всё. Меня пропёрло. Ушла на крышу. Потанцевала. Хорошо так, сурово. В голове, к слову, 2ые сутки – стослоговая звучит. Вот под неё. Вечером словили на “концерт”. Отмазываться было лень – пошла. Читали стихи и пели. Круче всех был “Janaka” (он же Jesus) – американец с еврейскими (найду везде) корнями и божественным голосом, пел еврейское народное, очень проникновенно, такой “тонкий” парень. Очень свой. И был ещё один русский с буддийскими мантрами, фонил. И голос сильный. И у них тут есть эпичное выражение “те, кто [не] верит в Индию”. Лучше бы они верили для начала в себя.... Я что-то шёпотом читать пыталась. Выглядело, судя по всему, пафосно, мне потом говорили что-то в стиле “так проникновенно”. Смешно.

После завтрака хотела сразу в город, но куча всего пошло не так, а я пошла на Гангу. Поджапила, постояла в воде. Встретила милого старика-садху (с прозвищем “рудракша-баба” за увешанность бронёй из последней; на деле – один и з самых сильных практиков в ашраме), он рассказывал мне, какой я ангел и прелесть, обещал штуку для полечиться принести. Так трогательно. Позже снова встретила садху, он дал что-то типа звёздочки и сказал не стоять в холодной воде. Решила идти в город после обеда. Haridwar всё-таки слишком тихий и пустой для Индии. Все купаются. Дошла до статуи Шивы. Откровенно нечего делать тут. Решила идти до подъёмника к Mansa Devi Temple. Вместо чаек здесь – то ли орлы, то ли ястреба, омг. Очередь на подъёмник – около 2 часов. Ок, отстояла. Поднялась. Темпл никакой, всё бегом и все хотят денег. А вот гора и виды – да. Особенно на закате с туманом. Залипала, фоткала, пока спускалась. Пока шла из города, нашла формулировку для этих моих “детей”. Когда пнул, взял на себя ответственность, а они делают из меня священную корову и боятся приближаться: “ни послать, ни трахнуться”. То бишь, никакого профита.

На утро голоса по-прежнему нет. Я молчу на всех и не реагирую. Дорисовала демона. Несколько раз пришлось пересаживаться, ибо они (люди, в смысле, индийцы-туристы) встают и смотрят. Самое милое, что если начать, не моргая, пялиться в ответ – им это, почему-то, не нравится. Действительно, почему? Офигели настолько, что пытались сфоткать, когда обедала, ещё и негативно удивились, что я запретила. Однако. Нет, я понимаю, что у них в менталитете понятие личного пространства не прописано. Но не настолько же. Ы такие моменты я начинаю думать о том, чтобы реально стать садху с единственной целью – узнать быстрый способ прописывать им какую-нибудь пакость в карму, чтоб неповадно было.

Голос возвращается. Ганга течёт. Если сидеть и долго ждать у вод труп врага – можно научиться посреди потока видеть своё отражение. Подумалось. В сущности, мне нет никакой необходимости принимать саньясу. Она сама меня уже того. И люди вокруг – тоже. То есть, я живу почти так. Меня считают. И меня тянет. Нужна ли формальность? Солнечный садху, давший звёздочку, заботится как дедушка. Очень трогательно. От него я не могу не улыбаться. Читала у реки, сдвигало. Потом позади пришёл и сел Janaka. Узнала издалека, по предвестию запаха, что ли. Боги, какой же он родной и как же ему больно. Хочется просто обнять. Голос возвращается, а меня подкрывает. На закате сходила на крышу, потанцевала. А после ужина меня перемкнуло. Совсем. Сидела у дерева поздно, тихо, ревела. В угол в темноту забившись. Но нет ведь, и тут нашли и припёрлись с фотками. Я натурально сбежала. И всё, привет вскрывашки. Всё это закончилось явлением ребёнка, с которым проговорили-проходили несколько часов. А в ашрам в результате лезли через забор, ибо полночь, ворота заперты и нет никого.

На следующий день голос вернулся окончательно. Меня попустило от “всехненавижу”. Вечером ребята утащили к Janaka играть в шахматы. Я не играла, конечно. Сидела за ним и наблюдала. Боги, ну какое же оно родное. Только сильнее в разы. Но who cares. А ещё в его пространстве адски спокойно. Хотелось свернуться вокруг и уснуть. В очередной раз убедилась, что быть эпизодическим персонажем-наблюдателем – самое сладкое. Потом был последний день здесь, когда всё было на бегу, кроме 4часового разговора на Ганге с Janaka. Было адски весело, с заканчиванием фраз и перебиванием друг друга в стиле “да-да-да, именно это я и хочу сказать!”. Интересно, когда-нибудь моих духовных близнецов перестанет раскидывать рандомно по всему миру? Можно хоть одного в радиусе хотя бы 100км, а? А на поезд провожать меня мы с ним почти бежали, билет (мимо очереди) помог купить полицейский-ситх.

Я, честно говоря, без понятия, сколько раз меняла место в поезде. Поезд опоздал всего на 40 минут, что, в сущности, ок, можно было и дольше. Взяла рикшу до автобусной, наконец-то поездила сзади в “багажнике”. 1,5 часа до 5 жду автобус до Dharamshala. Помог разобраться, как ни странно, полицай-ситх. Не говорящий по-английски. Сикхи вообще котики.

Индия, к слову, учит тому, что время – это то же пространство, не более. Очень убедительно учит. Тут не течёшь, тут перемещаешься, проходишь. Оно ощущается ногами. Очень своеобразно.

Приехала в McLeod Ganj. Тут инако от Индии. И тибетцы.... боги, ну какие же они красивые! Они как деревья. Не могут быть некрасивы/негармоничны.

Сходила в Dharmakot. Забавная еврейская (внезапно) деревенька. Там мня подцепил парень, отвёл к Big Mama, меня покормили домашним, потом он пошёл показывать его гест, там милые ребята с гитарой, хотела уйти засветло, не пустил, дал 100 на рикшу, лолшто. Всё равно ушла после заката. Пошла в городе гулять по магазинам. В одном меня лечили чашами, прекраснейший парень, хорошо поговорили. В другом милый мальчик поил чаем. Все такие открытые здесь. И не впаривают. И да. Главное. Днём была в темпле-резиденции Далай-Ламы. Как же там.... ДА. Совершенно нереальное по внутренней наполненности пространство. Читала 100слоговую. Вслух. Круг. Думала, съеду. И музей.... Я ревела. Почти как в Освенциме. Нельзя так. Просто – нельзя. Очень больно.... И очень личное.

С утра пошла медитировать в Tushita. Очень годное место, хорошая медиташка, всплакнула внутри по випассане. Потом почти наугад пошла сквозь горы в Naddi. Шла и не могла пережить количество красоты. Это слишком. Физически слишком. Озеро Dal ну не особо. А горы – да. И самособранная ступа. И монах с закрытым лицом медитировавший где-то на склоне. Под конец меня даже подвезли. Поела. Пошла искать трек. Встречала людей, собирающих сухое дерево. Детей. Заблудилась слегка. Лезла по отвесу через кусты. Думала, там и останусь. Встретила ещё людей с деревом, семья; отец сказал идти потихоньку, а они догонят позже и проводят. В результате, догнали (такие сильные люди, я шла в своём нормальном темпе, с ними пришлось прибавить, хотя я быстро хожу, а они ещё и с кучей дерева на спине....), отвели к себе, напоили чаем с печеньками. Гималайцы – единственные, кто в Индии на моё “да, я одна путешествую” реагировали неистовым одобрением. Горцы, блин. Отшельники. Котики. Оттуда ушла до Dal и уехала на рикше.

В городе всё ещё ад с наличкой, которой просто нет. Провернула хитрую схему “я плачу за вас картой, а вы мне даёте наличку”. Купила кухри. Меня спросили, что я буду с ним делать. Сказала, что буду счастливой. Кажется, никто не удивился ответу.

Утром ушла в Bhagsu на водопад. По дороге меня дедушка напоил чаем с печеньками и чуть не сломал рёбра. В Bhagsu круто. Водопад маленький, но очень уютный. Вода – чистейшая, а камни – серебряные. Серьёзно. Набрала кучу на подарки. А гора время от времени звучала дамару. Сама. Потом пошла бродить по горам. Серебряные горы. Утро. Невыносимо. Даже там нашла пёсика. Брони, ласковый до невменяемости, полчаса сидели и обнимались. Самый уютный в мире дредастый пёс. Ушла обратно. Пошла кору вокруг резиденции Далай-Ламы. Там есть место с кучей флагов, цветущими вишнями, горами и орлами, где всё понятно про буддизм [особенно – про тибетский]. Про мантры, которые читает ветер. Про крышу мира. Про свет. Потом мы ходили за руку с 82летним монахом. В гору. Он читал. И он, блин, быстрее меня ходит. И вообще-то какой-то бесконечный. Тёплый дедушка. Тибетцы правда похожи на деревья. Даже слишком. И я хочу домашнего тибетца. Договорилась с неработающей почтой, что оставлю денег и они сами отправят открытку домой. Сижу в чайной. Нашла внутри собственного рюкзака огромного живого кузнечика. Привет.

Так и не смогла найти наличку, пошла в гест собираться. Работающий там Ashu спросил, как я, пожаловалась на бабло. Дал 1000. о_О Дали счёт какого-то его друга, чтобы вернуть. Уникальное доверие. Учитывая, что за гест я им 800 заплатила за всё время. Уехала в аэропорт через Delhi. В Delhi приехала в 5 утра. На вокзале все отправляют друг к другу. Почти 2 часа поисков – и я всё-таки нашла турист-офис и купила нужный билет. А меня туда хотели за деньги вести, мда. И вот я тут сижу на платформе и вслух пою “hara hara mahadeva shambo, kashi vishwanathe gange...” [те, кто меня хорошо знают, должны понимать, что я и петь – вещи несовместимые, особенно в одиночку, на людях и вслух]. Индия, признаюсь, ты меня сделала. Но всё -таки – не в сухую ;)

В аэропорту Mumbai жду самолёт и обвожу маршрут-карту, пишу: 26 days, 11 places, 1(?) circle. Это честно. Я не знаю, как тут считать круги иначе. Слишком всего. Как обзывали в Dharamshala – Didi-Baba. Жизнь моя – простые повторяющиеся слоги, Сестра-Отец, всегда где-то между. Кружись!

часть 1
часть 2
ВСЕ ФОТО

голодные котята и дзен

Чёртовы пираньи, они чуют свежую кровь. Стоит переродиться, как вокруг начинает виться толпа котят с широко распахнутыми глазами. Алчные создания, они воркуют "милая, милая", а сами сужают круги и подбираются для прыжка. Только бы пожрать.
Они рассказывают, какой я "подарок судьбы" (боги, я ощущаю себя тортиком в этот момент), какая я замечательная и солнышко (лолшто). Они хотят внимания, одобрения и ответов. Всех, конечно, победил мужик, который притащился из Германии в наш отель и жил там, пока я не приехала. Грёбаные босоногие фетишисты.
И самое тупое, что живу я с таким же котёнком. Ну ладно, тут всё чуть лучше. Он молчит, но, уж извините, слишком громко думает и не умеет пока шифроваться. И этот вот фон "обрати на меня внимание!!!!" немного выводит меня. Я жестокая скотина, да. Я пользуюсь человеком. Угу. Я слышу, но не реагирую. Блять, чувак, если ты что-то от меня хочешь - спроси прямо, хоть раз в жизни. Я оказываюсь понимать намеки и щенячьи глаза (хотя всё это слишком очевидно).Ты притащил меня жить в эту квартиру молча и без обсуждения условий. Поэтому молчание было принято как условие. Самдурак. Я не хочу играть в "угадай мелодию по тому, как я сегодня дышу".
И я буду наблюдать, да. Тихо. Как чужие мысли становятся громче. Как человек мечется, наматывая круги. Как задает совсем не те вопросы, которые действительно хочет задать. Как боится меня (боги, вот тут я реально в недоумении). Как боится себя. Я буду наблюдать. Меня надолго хватит. Это суровое воспитание. Но всё остальное не работает. Замахнулся на то, чтобы спасать меня (а я знаю, что замахнулся) - научись хотя бы говорить и быть честным с собой.
А меня, за методы, можно ненавидеть, если что. Я не против и понимаю.

выдохнула

про Иерусалим

Первый выход в город требует подготовки, почти как погружение в воду.

И дело не в том, что холодно-страшно (ибо тепло и дома), просто трясёт. Натурально трясёт. И слёзы в глазах. И чем ближе к Старому Городу - тем сильнее и больше.

[читать и смотреть дальше]Я уже даже не пытаюсь объяснить, что у нас с этим городом. Бесполезно. Слова "любовь" - слишком мало, чтобы вместить весь этот Иерусалим с его людьми, кошками, запахами и вечностью.

Город, в котором тебя (меня?) бесконечно благословляют и часто - зовут замуж (это если дреды открыты, если намотать тюрбан - из меня получается убедительная праведная еврейская жена и они говорят со мной исключительно на иврите, и не объяснишь так сразу, что не понимаешь...), ага.

Самый первый вопрос всегда "откуда ты?". И, кажется, дело не в туризме. Вовсе не. Иерусалим - город пришедших, идущих, приходящих. И даже те, кто уже осел здесь, ощущают это где-то глубоко и всегда. Ведь второй вопрос "надолго здесь?". И третий "нравится?". Люди-ворота. Кстати, может поэтому мне так спокойно здесь? Из-за этой дорожной "подкладки"?
...а армянская (кажется) бабушка выгуливает на солнце черепашку. Улыбается ласково, жмурится довольно... Они обе похожи на древних бессмертных. И, кажется, это самое краткое и точное описание Старого Города.

И снова, как 2 года назад - уроки по Торе с самым "моим" раввином. И так круто, когда на этот раз - более-менее в курсе, о чём идёт речь. И даже понимаешь. А он рассказывает и у него горят глаза, от него пахнет той самой пустыней. И тут не места религии, зомбированию, зашоренности... Тут жизнь и любовь, бесконечное стремление Домой. И я снова и снова вспоминаю свои слёзы от света, когда я читала Тору.

Когда я говорю, что меня здесь благословляют на каждом шагу - я просто стараюсь быть честной. И первый выход в Старый Город обвивает запястье красной нитью. Они просят денег, конечно же прост, и можно было бы фыркнуть на коммерцию, но, чёрт возьми, слишком уж здесь очевидно - благословение приходит не к просящим, но к принимающим. И идёт оно не из вяжущих нити, совсем не из них. Они - инструмент, пусть не идеальный, но совершенный и рабочий, когда сердце твоё распахнуто, вот же оно, бьётся оголенным светом, а в глазах эти вечные слёзы.

Каждый полшага я останавливаюсь. Кошки. Бесконечные кошки, они подходят и гладятся о протянутые руки. И ты слышишь их мысли, сядь, урчат они, сядь, пожалуйста. И я сажусь посреди дороги, а они забираются на колени как домой, сворачиваются спиралью, а я сижу, как будто так было всегда. И меня отпускает от всего, от всех месяцев без выходных, от всех недоборов тепла, недосыпов и лишних мыслей. Тут так много кошек и это так... правильно. Коты - это всегда про вечность. Никто лучше них не разбирается в ней. И Иерусалим - про неё же, застывший в янтаре, неизменный, древний... Всегдашний. Но при этом - непрерывно текущий и меняющийся, до боли живой.

Иерусалим рассказывает мне свои сны, свою память. И я пишу, пишу до сведенной руки, а потом перечитываю и понимаю - это не мои тексты, я не понимаю их, пока не понимаю, они мне авансом, обещанием... И я снова плачу потому что это не мои тексты, я их не понимаю, но я помню всё, что в них, каким-то образом - но помню, вспоминаю всё веками забытое...

А ещё тут идёт дождь, посреди зимы и пустыни - такой летний дождь. Я поднимаю глаза в небо и смеюсь, смеюсь от переизбытка силы и жизни. И какое же счастье, что в этом городе так много сумасшедших, а значит - не стоит даже думать, что как-то не так посмотрят. И я понимаю, почему из здесь так много. И я знаю, что останься я здесь жить - стало бы на одного больше. Потому что невозможно вместить в себя всё это, всю это вечность, жизнь, чёрные шляпы, кошачье урчание, рыночные россыпи, истории, кресты, Луны, запахи, шершавые камни под ногами и руками, лестницы в небо, медовые фонари... Невозможно, но и не впускать в себя - нельзя, ни в коем случае нельзя.

И я стою лбом в ту самую Стену и плачу. И молюсь, только здесь я молюсь и понимаю, что это значит. И нет ничего кроме всей Вселенной в этот момент, такой бесконечной, такой совершенной, такой прекрасной....

....дай всем уставшим тишину
всем заблудшим дай свет
а мне - лишь сердце побольше,
чтобы вместить их всех....

Больше фотографий вконтакте или на фейсбуке

босой El Camino de Santiago или "между человеком и богом – третий лишний"

Мимо ристалищ, капищ,
Мимо храмов и баров,
Мимо шикарных кладбищ,
Мимо больших базаров,
Мира и горя мимо,
Мимо Мекки и Рима,
Синим солнцем палимы,
Идут по земле пилигримы.
Увечны они, горбаты,
Го́лодны, полуодеты,
Глаза их полны заката,
Сердца их полны рассвета.
За ними поют пустыни,
Вспыхивают зарницы,
Звёзды встают над ними,
И хрипло кричат им птицы,
Что мир останется прежним,
Да, останется прежним,
Ослепительно снежным
И сомнительно нежным,
Мир останется лживым,
Мир останется вечным,
Может быть, постижимым,
Но всё-таки бесконечным.
И, значит, не будет толка
От веры в себя да в Бога.
...И, значит, остались только
Иллюзия и дорога.
И быть над землей закатам,
И быть над землей рассветам.
Удобрить её солдатам.
Одобрить её поэтам.
И. Бродский

Всё это - про почти 3 недели дороги. Про 6+ тыс. км автостопа и 250км пешком. Про самый сложные и насыщенные, пожалуй, 11 дней моей жизни на El Camino de Santiago.
Путь, который дал гораздо больше, чем я способна сформулировать и объяснить сейчас.
Это было сложно, да. Сложно, потому что полдороги прошло не в одиночку и это, несомненно, была не лучшая идея, но - полезный опыт. Который окончательно убедил, что дороги - без попутчиков.Только так. Ничего личного.

Но одновременно это - про то, что дороги умеют заставлять верить в людей. Столько помощи и поддержки от совершенно незнакомых людей просто не оставляют выбора. И показывают, как всё-таки сложно мне принимать эту самую помощь (про просить я вообще молчу). Но я учусь. Они меня учат. Каждый. И у них получается. И спасибо всем. Я помню.

Camino - это ни в коем случае не про религию. Но - про веру. И дело тут не в католиках и христианстве. Дело в том, что стоит за всем этим. Путь умеет учить верить. Он вообще - хороший учитель. Прямолинейный и строгий. Но бесконечно светлый и искренне заботящийся. И вера - это совсем не про молитвы и имя бога. Не про ритуалы, традиции и священные тексты и коров. Вера - это просто про свет. Про звёздное небо, про шумящий океан, про туманные леса и каменистые дороги. Вера - это просто про то, что вокруг нас, каждого, бесконечная жизнь, дышащяя, текучая и густая. Жизнь несмотря на. Вопреки. И во славу самой себя. Жизнь, которая всегда - здесь и сейчас. И мы, каждый из нас, её часть и она сама. Каждый - сам себе звёздное наследие и пророк.

Camino - это ещё и про то, что нет ничего невозможного, даже когда нет сил. Даже когда адово больно и сложно. Даже когда хочется бросить всё к чёрту, забить и сдаться. Силы приходят. Вселенная умеет поддерживать и делает это. Надо просто учиться слышать и видеть. Это сложно, да, очень сложно признать, что чему-то вокруг нас есть до нас дело. Что нас, таких дурацких и слабых, всё-таки что-то вокруг любит, когда нам кажется, что мы ничего такого не достойны. Весь это Путь про то, как мало мы, каждый из нас, в сущности о себе знает. Особенно хорошего.

Я прошла, босиком прошла португальский береговой Camino, 250км за 11 дней. Я достопила до Края Земли и пожила на нём.
Мои дреды полны Атлантического океана и солёны.
Мои ноги гораздо живее, чем я думала они будут.
Меня разрывало на клочки и собирала десятки раз.
Но я дошла.
И, кажется, только за тем, чтобы, оказавшись у 0км, понять, что 0 - не значит конец обратного отсчёта. Но начало. Всегда только начало. Есть ли конец у этой дороги?..

Знаете, есть такая английская поговорка, что "Чтобы понять человека, нужно войти в его ботинки и пройти хотя бы милю". Так вот, чтобы понять себя, познакомиться с собой - нужно пройти эту самую милю в своих. Так или иначе. Дорога - слишком хороший проявитель. И безжалостный. А я только начала идти.

До встречи в Пути. И buen camino!

Фотографии можно посмотреть вконтакте или на фейсбуке. Видео будет позже.

****
Ниже - хроника, отрывки-цитаты из дневника. Не всё, но, пожалуй, самое главное. без редактуры, как было там и тогда. Честно.
[хроника][1]
Новичкам везёт, особенно на дороге. Хотя, везение, конечно, весьма условно понятие. Мы едем медленно, но окончание красивое - водитель забрал нас к себе, там спецквартира для работников, еда, кофе, душ, спать и озеро, чтобы купаться.
А потом я сижу на этой крутой кухне, ем французский бри и думаю: "При чём тут я, это не моя жизнь". Но она моя.
***
вот плывешь ты в полночь в озере под Млечным и не думаешь. Под чёртовым звёздным напрочь небом. И думать - явно лишнее. Да и как? А потом появляется упоротый Пегас,святилище и прочее... Игра начинается.

[2]
Второй день - всегда экзамен. Не новость, но башня каждый раз прилетает.
***
И очень странный стоп: полиция, дорожный рабочий, катафалк, туристический автобус с азиатами. Гештальты по стопу закрываются сами.
***
Главное помнить: если ты не стал лучше в дороге - ты никуда не пришёл.
А Camino начинается не с кафедралов и стрелок, а с щемящей нежности к Небу. Иначе - какой смысл?

[3]
Третий день - день гештальтов, странностей и гор. Мужик-испанец на праворульном крайслере, который вёз нас под Лепса (русская жена была) - это победа.А ещё он, кроме русского, на чешском говорит.
Самый epic, правда, - это не та сторона трассы. да что вы знаете про трассу, щенки, ага. И про магию. Перелезать в ливень забор на железнодорожном мосту. И застопить таксиста.
А потом - милейшую французскую бабушку. И ехать через Пиренеи под классику. В Пиренеях дождь и лежат облака. И это, кажется, самое главное. Горы делают всё не проще, но осмысленнее. И, кажется, я сейчас понимаю, почему столько монастырей в горах. Не в уединении даже дело, но в этом самом "да пребудет с тобой смысл". И он прибыл, конечно, светящимся французом в рудракше до Бургоса.
***
А я тем временем совсем не узнаю себя в зеркалах. Иногда мне кажется, что всё - ради этого. Для этого чёртова растождествления.

[4]
/просто сложный жаркий долгий дорожный день до Порто/

[5;1ый день Camino]
Порто - это крутой стритарт и плиточки на стенах. Пап, эта коллекция фоток плиточки - для тебя)
***
Океан....океан....океан.... Он стоит того. Он стоит всего. Вообще всего, помнить бы об этом. Всегда помнить, что пока где-то есть этот чёртов океан - не всё потеряно. Не всё пропало. И всё это имеет хоть какой-то смысл. Хоть какой-то. Иначе вообще непонятно.
***
Усталость физическая - ничто перед психической.

[6]
Океан в тумане. Ужасно красиво. Невыносимо просто.
***
Дорога очень тяжёлая. Камни, а значит - куча концентрации, таращиться под ноги, перенапряжение и не видеть ничего вокруг себя. Несколько жёстких срывов навзрыд. Два желания: остаться в одиночестве и на ручки. Недобор по кинестетике и социальная усталость. Психику рвёт на куски. Я сижу в альберге, забившись в угол, пишу это, слушаю Калугина,реву и говорю с сероглазым. И всё. Никого и ничего у меня толком больше нет. Я сейчас понимаю это слишком живо. Кроме тебя и бесконечного одиночества.
Чёртова подводная лодка. И никуда не деться.
да и есть ли кому?
Я не уверена, что хочу знать.
Я иду и ненавижу себя за слабость. И презираю за ненависть. Финиш.

[7]
День отдыха психики. Дорога сквозь кладбища и леса. В одиночку. Объедаться ежевикой, виноградом и абрикосами вокруг. Тут невероятно красивые кладбищенские скульптуры. маленькие произведения искусства. такие живые. Наполненные. Намоленные. Но очень, очень светлые.
***
Лес умеет выдыхать.
***
И этот городок - Chafe. Совершенно волшебный. Уютный, как игрушка, но не нелепый. Очень самодостаточный городок. Всерьёз, но не серьёзный. И такой зелёно-виноградный. Он похож на декорации самого себя временами. Декорации, которые сумели обрести самобытность и подлинность.
***
И эти фермерские бабушки/женщины - странные. Они будто вне времени, но наглухо - в вечности.
***
Кода уже даже не больно, а просто - всё. Нахрен. В такие моменты понимаешь, что не стоишь ничего. Но потом добираешься, находишься, собираешь себя и идёшь любить город. Без обид и злости. Просто любить по-честному. И в такие моменты, когда вокруг эта портовая ярмарка, туристический карнавал, платочные флаги, а ты - любящий - да, в такие моменты забываешь про усталость и можешь всё.
Кажется, весь этот путь есть у меня только для того, чтобы вытрясти психику, выбить из неё, как из семейного ковра, всю вековую пыль, промыть с солью и оставить хлопать-сушиться флагом где-то над маяком в океане, над тем самым, в который я уеду работать смотрителем, с кошкой, обязательно уеду, когда-нибудь, когда вырасту и, может быть, повзрослею даже, хотя зачем, к чему эта ерунда, брось.
И я замахиваюсь и бросаю. Бросаю косточку от съеденного прямо с дерева, почти спелого абрикоса в кукурузное поле.
Я знаю, завтра будет очень сложно, но сейчас я знаю - оно того стоит. В любом случае. При любом раскладе.

[8]
Туманы-дожди-облака, жрущие горы... Эх.
Весь путь снова ежевика и, сегодня, яблоки. Ка в детстве (антоновка? или что-то типа). Прекрасные яблоки. Но день сделало не это. Совсем не.
День сделала Лошадь. Яблочная одинокая лошадь посреди пустыря у океана. Лошадь, которую чесать, гладить, обнимать. Которая лизала ноги. Лошадь, которая, кажется, даже обиделась, когда её оставили (прости). Настолько внезапная и при этом - на своём месте. Самая своевременная и уместная лошадь во Вселенной.
[9]
/просто самый просто по дороге день/

[10]
Валенса спит, а мне в руку падает белое пёрышко.
***
/День-ад по дороге. Да здравствует смещение сустава. Через км 15 меня фактически насильно заставили подвезтись. Водитель оказался физиотерапевтом. Час разминали вправлял мне голеностоп./
***
Альберге полный, поэтом ночёвка в спортзале. Очень странно было там еду посреди зала на горелке готовить. И спать. И вообще.

[11]
Я тут, похоже, потихоньку обрастаю легендой. Обо мне рассказывают друг другу, котятки-португальцы особенно активны, в середине пути при второй встрече на дороге - хлопали. Обзывают героем. Милахи. Помогает идти.

[12]
Pontevedra утром началась с Шамбалы с тихо улыбающимся Шивой. А потом меня долго благославлял дедушка, складывал руки, повторял что-то вроде "mucho fuerte". Намолили.
***
Люди по пути опять заботились, верили и вообще котятки. Но всех победил 67летний канадец. Это его 2ой camino (и первый для его брата на 11 лет младше), 1ый был - 800километровый франсез. Проговорили взахлёб про единство веры, про поиск, про готовность мира ко второму пришествию, про душу и тело и контроль. Он рассказывал про свои озарения. Очень глубоко и честно (и спокойно) верящий дяденька. Все бы так.

[13]
Монастырь /Convento de Herbon/ - очень намоленно-умиротворённое пространство. Я б тут пожила.
***
Монастырь и правда чудный. да, от него мало что осталось изначального, но земля помнит. Земля помнит всё и всегда. Пока была экскурсия,у нас был упоротый перевод: испанский->русский->английский. Вторая стрелка - это я. Было сурово. Хорошо, что это не моя работа. Дофига стрессово.
Месса... Да! Я чётко разделяю веру и религию, и когда вижу, что где-то, посреди религии, осталась терпкая вера - это делает мой мир гуще. Тут нет пафоса, тут только свои и идущие. Тут не просят, но умеют благодарить и благословлять. Что ж ещё...
Всё-таки католицизм мне гораздо ближе, чем золотокупольность. Да и францисканцы, конечно, не любимые доминиканцы, но, но сразу после них. И да, это была первая (вообще? или осознанная?) облатка в моей жизни ( в этой, по крайней мере). Калугин повспоминался, ну да. Куда без него.

[14]
Спасибо-спасибо-спасибо Пако, который перед выходом подарил палку (ну которая для хождения, раздвижная такая). Она меня натурально спасла.
***
И спасибо испанке, которую я уже встречала как-то /она мне ноги охлаждающим спреем поливала/, и которая в этот раз этот спрей мне подарила.
Кажется, я становлюсь тобой: мне отдают кучу нужных штук (сами, я не прошу), дарят деньги и билеты...гхм, короче...

[15;11ый и последний день Camino]
Я дошла. Дошла. в 9:58. Я стояла перед собором. Ощущения реальности нет. И Обнимашки с Сантьяго.
***
На мессу еле успела (стояла в очереди за компостелой), сидеть уже негде было. Пыталась стоять, потом села на пол, потом свалила. Ибо: больно было адово (голеностооооп), а месса была какая-то ненастоящая. Туристический фарс. После монастырской - фи.
***
/стоп до Fisterra/
Вторая машина (после почти 2 часов ожидания на жаре) - два нестраеющих тру-рокера. Сказали, что до Negreira. Потом, что едут в Muxia и могут довезти до Cee. В результате довезли не просто до Fisterra, а до самого маяка (за что им, несомненно, вечное спасибо и прочий gracias, ибо я бы эти 3,5км в гору со своей ногой пилила бы пару часов). Было 17:56.
Я достопила до Конца земли. Кажется, жизнь прошла не зря. Уже нет. Это красиво. Это очень-очень красивая концепция стопа.
На краю - маяк (тот самый, который из реальной истории про переговоры с американским судном). Ветер. Хлопающие и поздраляющие peregrinos. Там хочется закончиться. Ибо нефиг дальше уже.
***
И вот я здесь (пляж praia do mar de fora). У меня палатка, закат и чёртов Атлантический океан. И я не верю, что это моя жизнь. Но это, кажется, всё-таки она, и плевать ей на мою веру.
Какое же счастье. Какое же.
И да, закатное солнце падает прямо за горизонт в океан.

[16]
Океан. Такой отлив. Все мы, чёрт возьми, ходим по океанскому дну. Сейчас это слишком очевидно.
***
А потом у меня был костёр. Пришёл встреченный до этого чех и подарил вафли и нектарин. Потом пришли немцы и подарили посох для ходить здоровенный на сжечь.
Костёр. На берегу Атлантики. Под наглухо звёздным и падающим небом. Это что-то не со мной. Но есть. И даже загадать нечего. куда уж ещё-то...

[17-18]
/А тут был просто марафон по стопу на 36 часов. Я наконец-то застопила караван. И Смартик.
Я застопила одну машину на 1100км, на всю ночь, из Бургоса в Лион, и проговорила почти 10 часов с португальцем на забытом французском. Я не останавливась. Меня подвозили туда, куда им было не надо, крюками до 200км. Я набирала за немца смски его женщине на французском, милые и нежные.
Мы, на машинах, пытались обгонять адский ливень, но он всё равно догонял. Под Нюрнбергом испанец-дальнобойщик отпаивал меня кофе и верил в меня. Меня кормили, дарили еду и бесконечно верили. Последний водитель - профессиональный жокей. Смешной парень. Его забытый за годы жизни в Германии чешский и мой - недоученный.
И вот, я выехала почти в полдень и вернулась в Прагу в полночь. Очень важно красиво закончить, о да. Очень.


а напоследок - просто очень красивая молитва, написанная одним из пилигримов (оригинал и перевод)
Aunque hubiera recorrido todos los caminos,
cruzado montañas y valles
desde oriente hasta Occidente,
si no he descubierto la libertad de ser yo mismo
no he llegado a ningún sitio.

Aunque hubiera compartido todos mis bienes
con gentes de otra lengua y cultura,
hecho amistad con peregrinos de mil senderos
o compartido albergue con santos y príncipes,
si no soy capaz de perdonar mañana a mi vecino
no he llegado a ningún sitio.

Aunque hubiera cargado mi mochila de principio a fin
y esperado por cada peregrino necesitado de ánimo,
o cedido mi cama a quien llegó después
y regalado mi botellín de agua a cambio de nada,
si de regreso a mi casa y mi trabajo no soy capaz
de crear fraternidad y poner alegría, paz y unidad,
no he llegado a ningún sitio.

Aunque hubiera tenido comida y agua cada día
y disfrutado de techo y ducha todas las noches
o hubiera sido bien atendido de mis heridas,
si no he descubierto en todo ello el amor de Dios,
no he llegado a ningún sitio.

Aunque hubiera visto todos los monumentos
y contemplado las mejores puestas de sol;
Aunque hubiera aprendido un saludo en cada idioma,
o probado el agua limpia de todas las fuentes,
si no he descubierto quién es autor
de tanta belleza gratuita y de tanta paz
no he llegado a ningún sitio.

Si a partir de hoy no sigo caminando en tus caminos,
buscando y viviendo según lo aprendido;
Si a partir de hoy no veo en cada persona,
amigo y enemigo, un compañero de camino;
Si a partir de hoy no reconozco a Dios,
el Dios de Jesús de Nazaret,
como el único Dios de mi vida,
no he llegado a ningún sitio
Хотя я прошел все дороги
Пересек горы и долины с востока на запад
Если я не открыл свободу быть самим собой
Я никуда не пришел

Хотя я делился всем, что имел
С людьми разных культур и языков
Подружился с пилигримами на тысячах тропах
И делил альберге со святыми и принцами
Если я не смогу простить моего соседа завтра
Я никуда не пришел

Хотя я нес свой рюкзак с начала до конца
И ждал каждого пилигрима, нуждающегося в поддержке
И отдавал свою кровать тому, кто пришел после меня
Давал мою бутылку с водой просто так
Если, вернувшись в мой дом и на работу,
Я не смогу создать братство
Или принести счастье, мир, и единство
Я никуда не пришел

Хотя у меня была еда и вода каждый день
И я наслаждался приютом и душем каждую ночь
Или принимал от других заботу о моих ранах
Если я не открыл во всем этом любовь Бога,
Я никуда не пришел

Хотя я и видел все памятники
И поражался лучшим закатам
Хотя я и выучил приветствия на всех языках
И попробовал чистую воду в каждом фонтане
Если я не открыл, кто же автор
Всей этой красоты и покоя,
Я никуда не пришел

Если сегодня я не продолжу идти по Твоей тропе
В поиске жизни, согласно тому, что я постиг
Если сегодня я не увижу в каждом, друге или враге,
Товарища по Камино
Если сегодня я не смогу узнать Бога
Бога, Иисуса из Назарета
Как единого Бога моей жизни
Я никуда не пришел


****
И совсем напоследок - несколько нарисованных в дороге картинок
[7 картинок]
1

2

3

4

5

6

7